Мы привыкли к допингу, как к тараканам. Или к взяткам гаишнику

0
1

Мы привыкли к допингу, как к тараканам. Или к взяткам гаишнику

В четверг IBU обвинил в нарушении антидопинговых правил биатлонистов Евгения Устюгова, Светлану Слепцову, Александра Печенкина и Александра Чернышова.

Один мой знакомый (ну, скажем, Гена) решил осуществить свою давнюю мечту: сменить квартиру «на побольше и получше». Собрал в кучку сбережения, несколько месяцев колесил по Москве, изучая варианты, и, наконец, остановился на «трешке» в одном приличном районе. Гене там понравилось. Тихо и в то же время до всего — рукой подать: метро, парк, кинотеатр, магазины на любой вкус. Оформив сделку, он въехал в новую «берлогу» и принялся радостно обставлять ее на свой вкус. Как вдруг у квартирки обнаружился неприятный изъян.

Тараканы.

Они шныряли туда-сюда прямо под ногами в самых неожиданных местах. Вроде бы безвредные, тихие, некусачие, но жутко противные. Как-то, зайдя поутру в ванную и привычно наклонившись к раковине, Гена узрел перед самым носом здоровенного прусака, нагло восседавшего на конце водопроводного крана.

Тут Гена взбесился. Он объявил проклятым насекомым войну. Давил их ногами-руками, травил ядохимикатами, расставлял повсюду разные ловушки. Но упрямые тараканы ни в какую не хотели вымирать – недаром говорят, что их не смогли извести даже в здании всемогущего Пентагона. И в конце концов Гене пришлось отступить. Он свыкся с тараканами.

Через пару лет это был уже другой человек — раздражительный, пугливый и скрытный. Каждый раз, перейдя из одной комнаты в другую, он долго оглядывался в поисках врага. И, безошибочно вычислив того натренированным глазом хищника, на цыпочках отступал к специально заготовленной газете, а потом подкрадывался и молниеносно наносил смертельный удар.

Часто никакого таракана там не было. Так, оброненная семечка или пятнышко грязи. Но Гене везде чудились тараканы. Иногда они ему даже снились.

Жена, не выдержав нервотрепки, давно от него ушла. Новых девушек, родню и друзей Гена к себе не звал – боялся тараканьего конфуза. Он смирился со своей участью и часами сидел на табуретке посреди страшной «квартиры-мечты»…

К чему эта история? К тому, что мы тоже, увы, привыкли — к допинг-скандалам в российском спорте и вокруг него.

ПРОСТО ТАК ОНИ С НАС НЕ СЛЕЗУТ

После февральской Олимпиады в Пхенчхане ковровые бомбардировки от ВАДА и МОК вроде поутихли – лишь изредка вылезали из щелей отдельные, мелкие «тараканчики». Но мы, наученные горьким опытом, чувствовали: это никакой не конец. Так, временное затишье. И вот вчера прогремел новый «взрыв», на сей раз в биатлоне. IBU обвинил в нарушении антидопинговых правил олимпийских чемпионов-2010 Евгения Устюгова и Светлану Слепцову, а также Александра Печенкина и Александра Чернышова.

Да, это дела прошлых лет, и никого из четверки попавшихся нет в «основе» нынешней сборной. Да, противно от того, что новую атаку хитренько подгадали к сентябрьскому конгрессу IBU, где будет рассматриваться вопрос о статусе СБР и где наша федерация теперь сильно рискует перейти из временно отстраненных не в полноправные-восстановленные, а, наоборот, в дисквалифицированные. Однако заметьте: тон комментариев с российской стороны нынче совершенно другой. Не злобный, а растерянный. Не оголтелый (нас опять унизили, это все вранье и т.д.), а грустный.

Похоже, абсолютно до всех дошло, что за нас взялись надолго, всерьез и по всем фронтам. Что просто так они с нас не слезут и дальше всякий раз надо заранее готовиться к худшему. И перед летними Играми в Токио-2020, и перед зимним Пекином-2022 – и так далее, со всеми остановками, включая более мелкие-промежуточные. Причем готовиться к новым атакам надо не мысленно-психологически, истекая холодным потом, а действовать. Укреплять оборону, копать окопы, заранее вычислять свои слабые места.

Х-м, это уже кое-что. Хоть первый тумблер по допинг-извилине в российских мозгах щелкнул. Теперь на очереди вторая, более трудная ступень: поверить и признать, что эти «тараканы» у нас действительно водятся, причем давно и обильно.

Здесь положительная динамика тоже видна, но голоса типа «этого не может быть» и всяческие переводы стрелок на Родченкова, ВАДА или норвежских астматиков еще звучат достаточно густо. Нет, не готова пока Россия рявкнуть, что да, ее спорт по уши сидит на допинговой игле. Даже после многих десятков (если не сотен) случаев разной степени доказанности. Хотя с каждым новым инцидентом элементарная мысль про небывание дыма без огня все-таки пробивается в черепные коробки. Это уже видно, и, думаю, здесь поворотный щелчок – тоже вопрос не самого долгого времени.

СОБЛАЗНЕННЫЕ ДЕТИ

Лично я вообще не понимаю, чему тут удивляться. Тому, что у нас не принято исполнять законы? Обоюдно-понимающим взяткам водитель-гаишник на любой улице? Пухлым конвертам для лечащего твою маму врача? Миллиардам, освоенным на строительстве «Баклан-арены»? Ау, ребята, мы же среди этого живем! И все давным-давно привыкли. А спортсмены – они просто такие же. Только вдобавок молодые, не шибко смышленые. Юноши-девушки, а то и вовсе дети-подростки. Чего же тут не понять?

Итак, мы, наконец, привыкли к этим «тараканам». Мы даже почти готовы публично признать, что они у нас есть. Однако и это еще не все. Остается ступень №3 — настоящая борьба с «вредителями». Не кустарными способами от тех, кому это по штату положено (вроде РУСАДА – некогда избирательной, а нынче дисквалифицированной), а всем миром. Чтобы любой российский «допер» сразу становился изгоем в своей же стране.

Это очень непросто. Почти как отучиться давать «на лапу» гаишнику. Но, полагаю, необходимо. Просто не все сразу. Дай бог получится…

А мой Гена в конце концов — победил. Встретил-таки «свою» женщину, влюбился без памяти, распахнул в постылом логове окна, содрал обои, кафель и плинтуса, выгнал оттуда всех тараканов, переломал-переделал планировку, законопатил щели – и живет теперь припеваючи.

Примерно раз в год, когда перед ним «из прошлой жизни» выползает редкий одинокий прусак (в старых, больших домах извести их до полного нуля обычно не получается), Гена, безошибочно углядев злодея слабеющим, но еще живым «рефлексом хищника», показывает пальцем и говорит сидящей на коленях дочке: «Смотри, это таракан. Не бойся, он противный, но безвредный. Он нас боится. Мы можем его убить, но не станем. Их тут мало. Им тут не нравится».

Дочка смотрит, раскрыв рот и вытаращив глаза. Ей шесть лет. Она любит кататься на лыжах. И уже знает, что допинг — это очень стыдно и нехорошо.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here