Владислав Третьяк: Когда видел Акинфеева, вспоминал себя

0
1

Владислав Третьяк: Когда видел Акинфеева, вспоминал себя

В четверг в Москве стартует детский турнир Кубок Третьяка. В разговоре с президентом ФХР Владиславом Третьяком мы затронули не только эту тему, но и многие другие вопросы. Даже не хоккейные.

– С 1990 года провожу 45-й (!) Кубок Третьяка, – рассказывает Третьяк. – На этот раз мы пригласили мальчишек 2005 года рождения. Отталкиваясь от пожеланий гостей турнира. На этот раз в нем сыграют 12 команд – восемь российских и четыре иностранные, из Чехии, Швеции, Финляндии и США. Важно, что наши ребята выйдут против таких соперников, прозвучит российский гимн. Помню, как сам в 11 лет впервые играл с чехами, так у меня мурашки по коже пробежали. Это раньше к нам боялись ехать, а теперь американцы прибудут с родителями. Ребята будут не только играть в хоккей, для них мы приготовили культурную программу – это и экскурсии по Кремлю и поход в цирк…

Кстати, в Кубке Третьяка в 1990-е участвовали Александр Овечкин и Илья Ковальчук. Овечкин тогда получил приз лучшему игроку турнира. Так что приглашаю болельщиков во Дворец спорта «Янтарь».

Почему внук Третьяка играет в Риге

– Продолжим разговор минутой молчания. В конце прошлой недели ушел из жизни вратарь киевского «Сокола» Юрий Шундров, против которого вам довелось немало поиграть. Его называли чуть ли не вторым после Третьяка…
– Честно говоря, не помню, чтобы так говорили. Но парень он был очень позитивный. Когда мы с ним встречались, всегда улыбался через свои пышные усы. Трудяга, возможно, звезд с неба не хватал, но за счет трудолюбия тащил киевский «Сокол» и привел его к бронзе чемпионата Союза. Правда, я тогда уже закончил и работал с вратарями армейцев.

Кстати, Шундров несколько лет назад тренировал голкиперов ЦСКА и в их числе моего внука. При нем расцвел Станя. Светлая память…

– К слову, о вашем внуке. Почему Максим Третьяк ушел из ЦСКА и подписал просмотровый контракт с рижским «Динамо»?
– Вратарю надо играть, никакие даже самые упорные тренировки не дадут прогресса. Поэтому несколько лет назад я отправил Максима в «Адмирал», на Дальний Восток. Там было два вратаря, но когда мы туда приехали, они взяли из московского «Динамо» еще Серебрякова. Мы рассчитывали на 12-15 матчей в чемпионате, а получилось только три.

Максим – парень талантливый, трудолюбивый, режимистый, недавно женился, очень хочет заиграть. А ЦСКА переподписал шведа Юханссона, оставаться третьим вратарем не было смысла. Поэтому мы попросили в Риге посмотреть Максима, дать ему шанс. Теперь все в его руках. Команда не особенно рассчитывает на плей-офф, надеюсь, 15-20 матчей он получит. Правда, в Латвию из-за океана вернулся первый вратарь Гудлевскис.

Если Максим им не подойдет, то вернется и будет выступать в высшей лиге. Для него главное играть, мне же Тарасов доверил ворота в 17 лет, в сборную пригласил!

– Нынешняя ситуация с вратарями в сборной вызывает беспокойство?
– Почему? Нет. Это когда я пришел в Федерацию хоккея, вратарей для сборной не могли найти. В Квебеке сломался Еременко, чуть раньше Варламов, остался один неопытный Бирюков. Срочно позвонили ночью Набокову. Хорошо, что он согласился, хотя мог сказать, что устал. А если бы не приехал, что б мы делали?

Нас критиковали за этот налог в 9 миллионов рублей за вратарей-иностранцев. Мы же хотели, чтобы клубы взяли российских голкиперов. Что и произошло. Теперь в сборной с вратарями все нормально. Есть Сорокин, Кошечкин, Шестеркин, который, думаю, станет в СКА первым номером. Гарипов в Казани выстрелил. Я сам в Риге регулярно занимаюсь с голкиперами. Год назад приезжал Шестеркин. Работает вратарская школа и в Дмитрове.

Зачем в сборную пригласили канадского тренера по катанию

– Теперь наша олимпийская мечта воплотилась в жизнь, как жить отечественному хоккею дальше?
– Развивать хоккей. Приняли стратегию на четырехлетний цикл. Пересмотрели структуру управления хоккеем в России. Появились филиалы ФХР на местах. Самое главное, чтобы все тренеры, начиная с детских команд, работали по одной методике. Как в Канаде, Финляндии, Швеции. Это большой труд, национальная программа, «Красная машина» называется, – Третьяк показывает увесистую красную папку из нескольких брошюр формата А4. – Собрали положительный заграничный опыт, добавили свое видение. Все кто умеет читать, может взять и посмотреть, какие упражнения надо делать на льду и на земле, здесь прописаны и философские моменты. Учтено буквально все. Мы уже презентовали программу в Казани. Пригласили многих тренеров, вручили им эти книги. Будем контролировать их работу, проводить аттестацию.

И вторая составляющая – сильная Континентальная лига, которая должна давать сильных игроков. Надо больше доверять молодежи, а большинство команд с серьезными задачами предпочитают взять опытных финнов и шведов. Потому что на первом месте результат. Наша задача – проводить как можно больше соревнований для молодежи.

– Сборные – начиная от юношеской и заканчивая национальной – должны играть в одном стиле?
– Да. Теперь все штабы сборных – в одной структуре. Пригласили специалиста из Канады по катанию. Подписали с ним контракт. Посмотрел упражнения, которые он предлагает. Это удивительно! Ничего подобного не видел. Катание феноменальное. У многих ведь оно хромает. Даже у больших мастеров. В этом мы уступаем даже шведам.

– Даже Малкин и Кросби в «Питтсбурге» брали уроки у тренера по катанию…
– Вот видите. Это раньше так было: не умеешь кататься, вставай в ворота. Теперь вратари должны владеть коньком не хуже полевых игроков. Мы засняли на видео упражнения этого канадца и разослали их тренерам.

– После победы в Пхенчхане не осталось осадка от того, что на Олимпиаде не было игроков НХЛ? И турнир получился второсортным?
– А я, трехкратный олимпийский чемпион, хоть одного профессионала ни Олимпийских играх видел? Нет. Да и на чемпионат мира они впервые приехали в 1977 году, в Вену. Помню, как в 1967-м с широко раскрытыми глазами смотрели на канадского защитника Карла Бревера (Брюера – прим. ред.), он много и успешно играл в НХЛ.

Разве в Пхенчхане не интересные матчи были? Кстати, на чемпионате мира по футболу все гранды повылетали. Уровень хоккея в Европе очень высокий. Швейцария едва не обыграла в финале шведов, до этого победив канадцев. Я в карьере лишь один раз финнам проиграл, да и то на турнире «Известий». И полякам – в первом матче на чемпионате мира в Катовице. Теперь силы сборных подравнялись. В Германии после того, как она пробилась в олимпийский финал, поднялся хоккейный бум.

Владислав Третьяк: Когда видел Акинфеева, вспоминал себя
Фото: ФХР

Почему Третьяк не видел решающий гол на Олимпиаде

– Правда, что в конце олимпийского финала, когда Германия вышла вперед, вы ушли из ложи?
– Не так было. Когда наши за шесть минут до сирены забили второй гол, мы с Фазелем двинулись как члены ИИХФ на награждение. Думали, что победу Россия не упустит. Сели в лифт и услышали шум, правда, не громкий. Фазель говорит: «Давай выйдем, узнаем». Оказалось, пока мы спускались с пятого этажа на третий, немцы сравняли счет. А когда приехали вниз, они вышли вперед. Я не видел эти голы, не знал про удаление Калинина. Фазель звал досмотреть матч, но я не пошел. И вдруг снова шум, это наши сравняли. Овертайм я не пошел смотреть, вспомнил Квебек, где тоже не видел гол Ковальчука.

И тут снова шум, открылась дверь на арену, и женщина-кореянка сообщила, что наши выиграли. Я ее на радостях расцеловал. Потом извинился, но она не обиделась.

– Все футболисты сборной России за выход в четвертьфинал чемпионата мира стали заслуженными мастерами спорта…
– Это решение министерства спорта. Могу сказать, что это была команда, заслуживающая восхищения, ребята бились. Даже моя теща – ей 91 год – заболела футболом, хотя раньше никогда его не смотрела.

Да, я получил заслуженного в 1971 году, будучи двукратным чемпионом мира. Однако хоккей нельзя равнять с футболом. В футбол играют все, весь мир. В хоккее команд меньше. Думаю, футболистов наградили заслуженно.

– Себя с Акинфеевым сравнивали?
– Да! Когда видел Акинфеева в серии пенальти, вспоминал себя. Хотя буллиты в хоккее и пенальти в футболе – не одно и то же. Я не раз принимал участие в конкурсе буллитов и на своей шкуре ощутил это напряжение и волнение. А тут плей-офф чемпионата мира. Поэтому очень переживал за Игоря как за родного человека. Родного по амплуа. Хотя мы с ним не знакомы.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here