В Сочи-2014 была допинговая система. У CAS есть доказательства

0
1

В Сочи-2014 была допинговая система. У CAS есть доказательства

Спортивный арбитражный суд (CAS) опубликовал мотивировочные части решений по апелляциям Александра Легкова и Александра Зубкова. Но радоваться нечему.

СЕРЕЖКИ ДЛЯ ИРИШКИ

Вчера CAS выкатил первые мотивировочные части по делам российских спортсменов, которые обвинялись в нарушении антидопинговых правил в Сочи-2014 и были лишены наград комиссией Международного олимпийского комитета (МОК). Тогда 39 россиян дружно подали апелляции в Лозанну и большую часть из них (28 человек) оправдали. Для остальных наказание оставили в силе, отменив, разве что, пожизненное отстранение от участия в Олимпийских играх.

В мотивировочных решениях по апелляциям Легкова и Зубкова CAS четко объяснил, почему первый оправдан, а второй признан виновным. Во многом схема построения документов и их содержание похожи на то, что было в решениях комиссии МОК, которая лишала наших спортсменов медалей.

Если говорить о Зубкове, то у него все очень плохо. Арбитры CAS пришли к мнению, что допинг-пробы нынешнего президент Федерации бобслея России были подменены и сам он замешан в этом напрямую. Этот вывод был сделан на основе нескольких фактов:

– свидетельские показания Ирины Родионовой и Григория Родченкова, которые дружно заявили, что Зубков систематически принимал допинг;

– фамилия Зубкова присутствует в списке «Дюшес»;

– в одной из допинг-проб обнаружен аномальный уровень содержания соли, что является прямым свидетельством манипуляций с ней;

– на обеих пробах Зубкова обнаружены царапины и следы вскрытия;

– крышки на пробах были закручены неплотно, что является косвенным свидетельством того, что Зубков знал о готовящейся подмене.

Тот же Родченков давал показания по видеосвязи во время слушаний в CAS и рассказал замечательную историю о взаимоотношениях Зубкова и Родионовой, которая во время Игр в Сочи занимала пост руководителя управления медицинских и научно-исследовательских программ Олимпийского комитета России (ОКР).

В благодарность за успешное выступление на Олимпиаде (2 золота) Зубков подарил Родионовой бриллиантовые сережки и колье. Она сама рассказала об этом Родченкову личной беседе после окончания Игр и извинилась за то, что не может поделиться подарком. Если кто забыл, Родионова по всем показаниям Родченкова проходит как человек, снабжавший спортсменов допингом до и во время Сочи-2014.

Зубков, разумеется, во время заседаний в CAS все отрицал и заявил, что не знает, кто такая Ирина Родионова, но арбитров не убедил. Учитывая совокупность фактов, они пришли к выводу, что спортсмен знал о готовящейся подмене проб и заранее сдавал чистые образцы.

К такому же исходу могут готовиться другие 10 человек, наказание которых CAS также оставил в силе. Там весь бобслей, включая Алексея Воеводу, Александра Касьянова, Ильвира Хузина и Алексея Пушкарева, три лыжницы: Юлия Иванова, Юлия Чекалева и Анастасия Доценко, а также хоккеистки: Галина Скиба, Анна Шибанова и Инна Дюбанок.

Вот с девушками-хоккеистками вообще творится какая-то дичь. У одной из них в пробе обнаружена ДНК неизвестного мужчины, у другой – сразу троих. Просто задумайтесь, как это можно объяснить? Кроме как неаккуратным вскрытием проб с целью подмены.

У ЛЕГКОВА ХОРОШАЯ ЗАЩИТА

Но почему же тогда оправдали Легкова, у которого тоже царапины на пробирках? Мало того, Родченков рассказывал, как ночью менял его пробу после 50-километрового марафона. Но в этом случае его слова роли не сыграли.

Во-первых, у Александра очень хороший адвокат Кристоф Вишеманн, который сумел выстроить грамотную линию защиты. В частности, Легков с его подачи предоставил в CAS письменные свидетельства тренеров Изабель Кнауте и Рето Бургермайстера, которые работали с ним в 2014 году. Оба специалиста заявили, что уверены в чистоте Александра, а Кнауте заявила, что лично сопровождала его на допинг-контроль и никогда не видела, чтобы он сдавал образцы мочи вне рамок официального тестирования.

Во-вторых, выяснилась очень важная деталь. Все пробирки с пробами Легкова были закручены максимально плотно. В таком раскладе вскрыть их без глобальных повреждений невозможно. А те царапины, которые анализировались комиссией МОК и различными лабораториями, оставались после вскрытия пробирок с неплотно закрученной крышкой, как это было установлено в деле Зубкова.

Кстати, по царапинам CAS дал вполне четкое объяснение:

– На основании многочисленных царапин комиссия не может сделать заключение, что допинг-пробы спортсмена действительно открывались. Комиссия отмечает, что отметки на пробирках сами по себе не могут служить доказательством того, какие вещества содержались внутри в момент, когда были сделаны отметки.

CAS признал, что достаточных доказательств вины конкретного спортсмена (в данном случае Легкова) не найдено. Однако есть очень важный момент, который также упомянут в мотивировочной части по делу российского лыжника.

CAS не выносил решения о том, существовала ли допинговая система во время Сочи, но при этом признал: есть серьезные доказательства того, что она работала. При этом доказать принадлежность конкретного спортсмена к ней очень тяжело. 28 россиян оправданы именно поэтому. Нет достаточного количества доказательств.

А вот у спортсменов, у которых в пробах обнаружено аномальное содержание соли, ДНК посторонних людей, насекомые и т.д., действительно все плохо.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here